Вместе по всему миру

Объявление

Просим обращать внимание на оформление ваших вопросов на форуме! Не нужно называть пост "Есть вопрос", "Помогите" и т.п. Запрещены в заголовках тем: слова, состоящие из ЗАГЛАВНЫХ букв, смайлы, повторяющиеся знаки препинания "???", "!!!", ")))", "((". Пожалуйста, начинайте темы с заглавной буквы. Если содержание темы полностью отражено в заголовке, гораздо больше вероятность, что те, кто может проконсультировать спрашивающего, заметят её и зайдут для ответа, да и искать информацию впоследствии намного удобнее. Если заголовок спрашивает о маршруте, а в теме поднимаются, например, вопросы о шопинге, отелях и т.п., то количество ответов может заметно снизиться, а следующие читатели не найдут искомых ими сведений. Убедительная просьба просматривать навигаторы, которые есть в каждом разделе, - очень велика вероятность, что волнующий вас вопрос уже задавался и был подробно обсужден. Вопросы нужно задавать только в соответствующих разделах форума по странам, а не в рассказах, где велика вероятность, что их никто не увидит и ответа на свой вопрос вы не получите. Когда вы цитируете материал из сторонних ресурсов, обозначайте это, пожалуйста, каким-нибудь способом – тегами цитаты, другим шрифтом или кавычками, и приводите название и автора источника или ссылку на интернет-страничку. Запрещается дублировать свои вопросы в нескольких темах или несколько раз в одной теме с формулировкой "подниму/освежу вопрос". Такие дубли будут удаляться.

Памяти Ариала, навигатор по его рассказам | Реклама на форуме | Закачка фото к посту | Полезное для поездок | Отели | Визы | Архив погоды | Такс-фри | Аутлеты Европы | Где жить в Риме | FAQ по Венеции | Из Праги в Баварию | Электронные версии путеводителей "Афиши"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Вместе по всему миру » Палата №6 » Стихи


Стихи

Сообщений 1 страница 10 из 51

1

Несправедливо - анехдоты есть, музыко есть, живопИси навалОм, а стихи куда? Поэмы о вшах и тараканах сиротливо ютятся в непрофильных разделах.

Надеюсь, у Alechkov все в порядке с чувством юмора, мне это после ее рента вспомнилось. Я с североамериканскими русскими не пересекался никогда, только раз в каталонской электричке услышал про то как "Гамильтон был украшен Крисмасом".

Владимир Маяковский
 
АМЕРИКАНСКИЕ РУССКИЕ
Петров
     Капланом
за пуговицу пойман.
Штаны
     заплатаны,
             как балканская карта.
«Я вам,
      сэр,
        назначаю апойнтман.
Вы знаете,
       кажется,
            мой апартман?
Тудой пройдете четыре блока,
потом
     сюдой дадите крен.
А если
     стриткара набита,
                           около
можете взять
          подземный трен.
Возьмите
     с меняньем пересядки тикет
и прите спокойно,
             будто в телеге.
Слезете на корнере
              у дрогс ликет,
а мне уж
       и пинту
            принес бутлегер.
Приходите ровно
             в севен оклок,—
поговорим
       про новости в городе
и проведем
         по-московски вечерок,—
одни свои:
        жена да бордер.
А с джабом завозитесь в течение дня
или
  раздумаете вовсе —
тогда
     обязательно
             отзвоните меня.
Я буду
     в офисе».
«Гуд бай!» —
        разнеслось окрест
и кануло
      ветру в свист.
Мистер Петров
           пошел на Вест,
а мистер Каплан —
                на Ист.
Здесь, извольте видеть, «джаб»,
                           а дома
                            «цуп» да «цус».
С насыпи
       язык
          летит на полном пуске.
Скоро
    только очень образованный
                          француз
будет
     кое-что
           соображать по-русски.
Горланит
      по этой Америке самой
стоязыкий
       народ-оголтец.
Уж если
     Одесса — Одесса-мама,
то Нью-Йорк —
            Одесса-отец.

+1

2

:flag:  :cool:  :D

0

3

На день рождения 8 лет мне подарили книжку. Книжку – громко сказано, четвертушка А4 из серой газетной бумаги с обложкой из газеты же, мелкий, пачкающийся шрифт, и плохо пропечатанное изображение лысого дядьки с папиросой в зубах. В.Маяковский, «Во весь голос», цена 10 коп. Читать я тогда очень не любил, читал с трудом и еле-еле. У меня было много красивых книжек, с картинками, разные сказки и пр., мать их покупала и сама же читала мне вслух - «Ванька Жуков», «Белолобый», «Филиппок», «Бородино» - я же читать не любил и не умел. А вот эту, самую некрасивую книжку, почему-то стал читать. Зачем? Я в ней ничего не понимал, тем не менее на ближайшем революционном празднике - а тогда все праздники были революционными, с обязательным докладом в клубе, после которого концерт, - на ближайшем же празднике вызвался выступить с чтением «Оды революции». Что такое ода я не знал и ударение ставил на последний слог. ОдА революции! объявил я, выйдя на сцену, и изо всех сил заголосил:

Тебе, освистАнная, осмеЯнная батареями…

Очень мне нравились строчки:

…ты шлёшь моряков на тонущий крейсер,
туда, где забытый мяукал котёнок.
А после! Пьяной толпой орала.
Ус залихватский, закручен в форсе.
Прикладами гонишь седых генералов
вниз головой с моста в Гельсингфорсе.

Что сии строки значили я совершенно не понимал, но «забытый мяукал котенок», «крейсер», «Гельсингфорс»… это было весело, интересно, весело!..

Понимание пришло в классе десятом. Я вдруг увидел «за окном железных мыслей проводов перину» - провисшие в оконной раме провода – «и на неё встающих звёзд легко опёрлись ноги» - как под тяжестью лучей встающей звезды провода прогнулись. «На чешуе жестяной рыбы/ Прочёл я зовы новых губ» - вывеска рыбной лавки, сделанная в виде жестяной рыбы, чешуя – как смайлики. Такое экономное, такое ёмкое, переполненное смыслом, вернее, смыслами, описание всего, что попадает в глаз. «Багровый и желтый отброшен и скомкан/ В зелёный горстями бросали дукаты» - прочь будничный Петербург, айда в играть в рулетку! Весело, вольно, весело! хоть и мрачно.
Товарищи захлёбывались, если захлёбывались, Есениным, и никак не могли понять моё увлечение Маяковским. Что там? Сплошная непонятка или откровенная фигня. Мой закадычный дружбан детства потешался: ну что это такое - «любовь это значит рубить дрова» - да он бабы никогда не еабл!.. У дружбана был уже сексуальный опыт, в отличие от меня, и я как бы соглашался с его критикой и своё восхищение Маяковским скрывал. «Вы помните, вы всё, конечно, помните,/ Как я стоял, приблизившись к стене,/ Взволнованно ходили вы по комнате/ И что-то резкое в лицо бросали мне» - эти стихи знал каждый мой одноклассник, на их взгляд это были очень крутые стихи, круче некуда, а мне это «приблизившись к стене» казалось таким слабым, случайным, вставленным для рифмы…

Со временем Маяковский для меня потускнел. Блок, Заболоцкий, Гумилёв оттеснили Владимира Владимировича на задний план. Лишь иногда вдруг всплывают в памяти строчки, злые, весёлые – класс!

Ищите жирных в домах скорлупах
И в бубен брюха веселье бейте!
Хватайте за ноги глухих и глупых
И дуйте в уши им, как в ноздри флейте!

0

4

Ха, увидев присутствие диона на форуме, замер в предвкушении, что бы это значило. Потом осенило - на стихи повелся. Так и есть.

Похоже, скоро по просьбам пуританской части населения будет заведен раздел "детям до 16-ти..." или "только для мальчиков". Даже заступаться не буду. Слово на Б к табуированной лексике не относится, так что до сих пор возмущались безосновательно. Теперь возмутятся ребусом, ждите.

Отредактировано Decadent (2009-01-26 11:55:18)

0

5

Decadent написал(а):

Похоже, скоро по просьбам пуританской части населения будет заведен раздел ... "только для мальчиков".

Есть же форум, где в "мужском" разделе дамам читать можно, а писать - нет... :writing:

0

6

Христофор Колумб
               был Христофор Коломб —
               испанский еврей.
                      Из журналов.

            1

Вижу, как сейчас,
          объедки да бутылки...
В портишке,
        известном
              лишь кабачком,
Коломб Христофор
         и другие забулдыги
сидят,
   нахлобучив
          шляпы бочком.
Христофора злят,
         пристают к Христофору:
«Что вы за нация?
            Один Сион!
Любой португалишка
            даст тебе фору!»
Вконец извели Христофора —
                        и он
покрыл
     дисканточком
                  щелканье пробок
(задели
      в еврее
            больную струну):
«Что вы лезете:
            Европа да Европа!
Возьму
   и открою другую
                  страну».
Дивятся приятели:
            «Что с Коломбом?
Вина не пьет,
         не ходит гулять.
Надо смотреть —
           не вывихнул ум бы.
Всю ночь сидит,
           раздвигает циркуля».

            2

Мертвая хватка в молодом еврее;
думает,
      не ест,
            недосыпает ночей.
Лакеев
    оттягивает
            за фалды ливреи,
лезет
    аж в спальни
            королей и богачей.
«Кораллами торгуете?!
            Дешевле редиски.
Сам
   наловит
        каждый мальчуган.
То ли дело
        материк индийский:
не барахло —
            бирюза,
                 жемчуга!
Дело верное:
         вот вам карта.
Это океан,
        а это —
                мы.
Пунктиром путь —
             и бриллиантов караты
на каждый полтинник,
               данный взаймы».
Тесно торгашам.
         Томятся непоседы.
Посуху
      и в год
           не обернется караван.
И закапали
       флорины и пезеты
Христофору
      в продырявленный карман.

            3

Идут,
   посвистывая,
            отчаянные из отчаянных.
Сзади тюрьма.
            Впереди —
                  ни рубля.
Арабы,
    французы,
           испанцы
                  и датчане
лезли
    по трапам
         Коломбова корабля.
«Кто здесь Коломб?
                До Индии?
                      В ночку!
(Чего не откроешь,
          если в пузе орган!)
Выкатывай на палубу
              белого бочку,
а там
    вези
       хоть к черту на рога!»
Прощанье — что надо.
            Не отъезд — а помпа:
день
   не просыхали
            капли на усах.
Время
   меряли,
        вперяясь в компас.
Спьяна
     путали штаны и паруса.
Чуть не сшибли
            маяк зажженный.
Палубные
      не держатся на полу,
и вот,
    быть может, отсюда,
                   с Жижона,
на всех парусах
            рванулся Коломб.

            4

Единая мысль мне сегодня люба,
что эти вот волны
            Коломба лапили,
что в эту же воду
            с Коломбова лба
стекали
      пота
         усталые капли.
Что это небо
        землей обмеля,
на это вот облако,
               вставшее с юга,—
«На мачты, братва!
            глядите —
                  земля!» —
орал
   рассудок теряющий юнга.
И вновь
      океан
           с простора раскосого
вбивал
      в небеса
            громыхающий клин,
а после
      братался
            с волной сарагоссовой,
и вместе
      пучки травы волокли.
Он
  этой же бури слушал лады.
Когда ж
      затихает бури задор,
мерещатся
         в водах
             Коломба следы,
ведущие
      на Сан-Сальвадор.
Вырастают дни
         в бородатые месяцы.
Луны
   мрут
       у мачты на колу.
Надоело океану,
           Атлантический бесится.
Взбешен Христофор,
             извелся Коломб.
С тысячной волны трехпарусник
                           съехал.
На тысячу первую взбираться
                           надо.
Видели Атлантический?
            Тут не до смеха!
Команда ярится —
             устала команда.
Шепчутся:
      «Черту ввязались в попутчики.
Дома плохо?
      И стол и кровать.
Знаем мы
        эти
            жидовские штучки —
разные
    Америки
         закрывать и открывать!»
За капитаном ходят по пятам.
«Вернись!— говорят,
             играют мушкой.—
Какой ты ни есть
            капитан-раскапитан,
а мы тебе тоже
            не фунт с осьмушкой».
Лазит Коломб
         на брамсель с фока,
глаза аж навыкате,
            исхудал лицом;
пустился вовсю:
           придумал фокус
со знаменитым
            Колумбовым яйцом.
Что яйцо?—
            игрушка на день.
И день
     не оттянешь
            у жизни-воровки.
Галдит команда,
          на Коломба глядя:
«Крепка
      петля
          из генуэзской веревки.
Кончай,
    Христофор,
          собачий век!..»
И кортики
        воздух
            во тьме секут.
«Земля!» —
      Горизонт в туманной
                        кайме.
Как я вот
       в растущую Мексику
и в розовый
          этот
             песок на заре,
вглазелись.
      Не смеют надеяться:
с кольцом экватора
            в медной ноздре
вставал
      материк индейцев.

            6

Года прошли.
          В старика
                  шипуна
смельчал Атлантический,
                  гордый смолоду.
С бортов «Мажестиков»
                  любая шпана
плюет
   в твою
      седоусую морду.
Коломб!
    твое пропало наследство!
В вонючих трюмах
            твои потомки
с машинным адом
            в горящем соседстве
лежат,
    под щеку
         подложивши котомки.
А сверху,
      в цветах первоклассных розеток,
катаясь пузом
          от танцев
                до пьянки,
в уюте читален,
              кино
                  и клозетов
катаются донны,
            сеньоры
                  и янки.
Ты балда, Коломб,—
            скажу по чести.
Что касается меня,
            то я бы
                  лично —
я 6 Америку закрыл,
            слегка почистил,
а потом
      опять открыл —
                  вторично.

1925

0

7

Послушайте!
Ведь, если звёзды зажигают -
значит - это кому-нибудь нужно?
Значит - кто-то хочет, чтобы они были?
Значит - кто-то называет эти плевОчки жемчужиной?
И, надрываясь
в метелях полУденной пыли,
Врывается к богу,
боится? что опоздал,
плачет,
целует ему жилистую руку,
просит -
чтоб обязательно была звезда! -
клянётся -
не перенесёт эту беззвёздную мУку!
А после
ходит тревожный,
но спокойный наружно.
Говорит кому-то:
"Ведь теперь тебе ничего?
Нестрашно?
Да?!"
Послушайте!
Ведь, если звёзды
зажигают -
значит - это кому-нибудь нужно?
Значит - это необходимо,
чтобы каждый вечер
над крышами
загоралась хоть одна звезда?!

0

8

Я буду скакать по холмам задремавшей отчизны,
Неведомый сын удивительных вольных племен!
Как прежде скакали на голос удачи капризный,
Я буду скакать по следам миновавших времен...

Давно ли, гуляя, гармонь оглашала окрестность,
И сам председатель плясал, выбиваясь из сил,
И требовал выпить за доблесть, за труд и за честность,
И лучшую жницу, как знамя, в руках проносил!

И быстро, как ласточки, мчался я в майском костюме
На звуки гармошки, на пенье и смех на лужке,
А мимо неслись в торопливом немолкнувшем шуме
Весенние воды, и бревна неслись по реке...

Россия! Как грустно! Как странно поникли и грустно
Во мгле над обрывом безвестные ивы мои!
Пустынно мерцает померкшая звездная люстра,
И лодка моя на речной догнивает мели.

И храм старины, удивительный, белоколонный,
Пропал, как виденье, меж этих померкших полей, -
Не жаль мне, не жаль мне растоптанной царской короны,
Но жаль мне, но жаль мне разрушенных белых церквей!..

О, сельские виды! О, дивное счастье родиться
В лугах, словно ангел, под куполом синих небес!
Боюсь я, боюсь я, как вольная сильная птица,
Разбить свои крылья и больше не видеть чудес!

Боюсь, что над нами не будет таинственной силы,
Что, выплыв на лодке, повсюду достану шестом,
Что, все понимая, без грусти пойду до могилы...
Отчизна и воля - останься, мое божество!

Останьтесь, останьтесь, небесные синие своды!
Останься, как сказка, веселье воскресных ночей!
Пусть солнце на пашнях венчает обильные всходы
Старинной короной своих восходящих лучей!..

Я буду скакать, не нарушив ночное дыханье
И тайные сны неподвижных больших деревень.
Никто меж полей не услышит глухое скаканье,
Никто не окликнет мелькнувшую легкую тень.

И только, страдая, израненный бывший десантник
Расскажет в бреду удивленной старухе своей,
Что ночью промчался какой-то таинственный всадник,
Неведомый отрок, и скрылся в тумане полей..

                          …….

. Замерзают мои георгины.
И последние ночи близки.
И на комья желтеющей глины
За ограду летят лепестки...
Нет, меня не порадует - что ты! -
Одинокая странствий звезда.
Пролетели мои самолеты,
Просвистели мои поезда.
Прогудели мои пароходы,
Проскрипели телеги мои, -
Я пришел к тебе в дни непогоды,
Так изволь, хоть водой напои!
Не порвать мне житейские цепи,
Не умчаться, глазами горя,
В пугачевские вольные степи,
Где гуляла душа бунтаря.
Не порвать мне мучительной связи
С долгой осенью нашей земли,
С деревцом у сырой коновязи,
С журавлями в холодной дали...
Но люблю тебя в дни непогоды
И желаю тебе навсегда,
Чтоб гудели твои пароходы,
Чтоб свистели твои поезда!

0

9

Почему люди пишут стихи?

Зачем, спрашивал Лев Толстой, ходить за плугом, приседая на каждом втором или третьем шагу? наш классик гений настоящий, и имел полное право стебаться над Пушкиным и Шекспиром.

Бля, зачем я стихи писал? Неужто дурак был?
Не думаю, что умнее стал, став на 25 лет старше самого себя.

Стихи - это ритм, в первую очередь ритм. Так Валерий Брюсов писал, не самый первостатейный поэт. Александр Блок - поэт наипервостатейнейший - писал о поэзии как-то мутно - типа таинство это, в котором фиг что дано понять профанам. А Николай Гумилёв, поэт из того же ряда, что и Александр Блок, толковал о неких словесных рядах, гениальность которых вычисляется чуть ли не преобразованием Фурье.

Да, ритм...

Первой же главой "Евгения Онегина" задана вся структура целого. Более того, первая же строка - четырёхстопный ямб - задаёт неумолимый ход беспощадного времени во всём романе - ход, который нарушить просто невозможно. В первой же строке добровольное отречение от свободы творить время по-своему. И первая же рифма - круче некуда: множественное число существительного "правило" в родительном падеже рифмуется с глаголом "заставил". Когда рифмуется существительное с глаголом - это высший пилотаж. Глагольные рифмы, сплошь и рядом встречающиеся у бездарных рифмоплётов, банальны. Зарифмовать стоять/бежать не требует таланта. Тем не менее в "Евгении Онегине", как бы в издевательство (но на самом деле здесь демонстрация полной свободы творца над формой), за гениальной рифмой правил/заставил следует глупейшее рифмование однокоренных глаголов занемог/мог. Просто А.С. Пушкину до звезды все эти правила писания романа, которые он сам же себе и задал. Полная свобода при жестко заданной необходимости соблюдения формы, которая нигде в романе так и не нарушается. Класс!

Поэтические тексты наиболее информативны. Именно в них энтропия минимальна, т.е. инфомация в наибольшей степени концентрирована. Но и это никак не объясняет, зачем люди пишут/читают стихи.

0

10

Есть речи - значенье
Темно иль ничтожно,
Но им без волненья
Внимать невозможно.

Как полны их звуки
Безумством желанья!
В них слезы разлуки,
В них трепет свиданья.

Не встретит ответа
Средь шума мирского
Из пламя и света
Рожденное слово;

Но в храме, средь боя
И где я ни буду,
Услышав, его я
Узнаю повсюду.

Не кончив молитвы,
На звук тот отвечу,
И брошусь из битвы
Ему я навстречу. :blush:  :writing:

0


Вы здесь » Вместе по всему миру » Палата №6 » Стихи